31 мар. 2016 г.

Мой город


Саратов и Уральск – погода та же,
Чего бы ждать – одна же параллель.
И тот и тот сейчас многоэтажен,
Однако же второй мне колыбель.
Я в сорок из неё ушёл скитаться,
И словно бы в душе оборвалось.
Хочу назад, когда мне восемнадцать.
Хочу туда, где мне всегда спалось.
Сейчас я, как ребенок, лишь у мамы,
Сплю – словно бы на корточки присев.
И линия моей кардиограммы,
Спокойная, как родины рельеф.
Прости меня, за мой уход мой город.
Осталось мне вину всё ворошить.
Я постарел, ты будешь вечно молод.
И я умру, тебе же вечно жить.

28 мар. 2016 г.

Ушедшим друзьям


Друзья уходят без возврата
Туда, где, кажется покой.
А я…. больничная палата,
Лежу, совсем уж никакой.
Но до друзей мне не добраться,
Смерть отстаёт на целый шаг.
А жизнь с упорством сталинградца,
Ещё мой защищает флаг.
Поставил подписи в оферте –
Туда, где ждут меня друзья.
Болтаюсь где-то возле смерти,
Но ей пока не до меня.

24 мар. 2016 г.

Романтики


Что думаю, сказать мог принародно,
Отстаивал своё довольно рьяно,
Но это всё сейчас совсем не модно,
В героях Ришелье, не Д’Артаньяны.

Сейчас важней всегда цена вопроса,
Пусть даже строим мы ковчег, что Ноев.
Атоса, Арамиса и Портоса
Давно уже убрали из героев.

За просто так не дарятся подвески,
Чтоб честь спасти прекрасной королевы.
Не в моде и сейчас, кто слишком резки.
Романтики, романтики, да где вы?!

23 мар. 2016 г.

Прогнозы и приметы


А прогнозы очень хрупки,
Ты приметы друг учи –
Стану вот короче юбки,
Скоро прилетят грачи.

21 мар. 2016 г.

Маркетинг


Маркетинг подчинил себе умы,
Природы вот пример – довольно ярок.
Мы прожили три месяца зимы,
Четвертый от неё нам дан в подарок.

Грачи прилетели


Март, но вовсю метут метели,
Дороги все занесены.
Грачи и те вон охренели
От этих вывертов весны.

19 мар. 2016 г.

Плюсы возраста


Уже зовут порою – старче,
Но мне на это наплевать.
Ведь с каждым годом, торт мой ярче
И тяжелее задувать.

18 мар. 2016 г.

Псы


Стихотворение валялось в архиве несколько месяцев незаконченным. Надоело, решил, как есть, так и опубликовать.

У смерти нет боли, но боль есть у жизни,
Печаль за пределом совсем невидна.
Болеем всегда о родных, об Отчизне,
Умрем, так все боли сотлею до дна.
И там всё равно – будет царь, император,
Может, не будет вообще никого.
Об этом не скажут тебе в альма-матер,
Туда мы приходим учить ремесло.
А жизни и смерти мы учимся сами,
Уроки идут каждый день каждый час.
Вот если представить, родились все псами,
Мы всех бы любили, любили все нас.

Виноградная улитка


Во Франции её готовят в раковине в растительном масле, приправленном петрушкой. Считается, что вкус её превосходит вкус других съедобных улиток. За спокойствие нужно платить.

Ползут улитки по листу,
Ползут улитки.
Ни сном, ни духом про тщету
И про ошибки.
Они в незнании своём
Счастливы даже.
Они не в курсе про «убьём»,
Да и про кражи.
У них не жизнь, сплошная тишь –
Пример нирваны.
И забесплатно ждут: Париж
И рестораны.

16 мар. 2016 г.

Смерть, любовь и нищета


Про что я не начну писать,
Всегда выходит всё о том же:
Про смерть, любовь, ну и про бомжа.
Не веришь, пролистай тетрадь.

Такой вот треугольник тем
И я внутри пересеченья.
Вот слышал, пишут про растенья,
Свербит вопрос: Оно зачем?

Мне недоступна пестрота
И многих тем многоголосье.
Пытался написать про осень…
Вновь смерть, любовь и нищета.

15 мар. 2016 г.

Несносный характер


Неровен, как российская дорога
Характер мой.
Его ты потерпи ещё немного,
Как снег весной.
Всё лучшее во мне расковыряли,
Сошла эмаль.
Ну, слава Богу, что не расстреляли,
А может жаль.
Теперь небезопасен и в палате
С рукой к трубе.
Испортили другие – в результате
Терпеть тебе.
Со мною путешествие не очень,
Трясёт авто.
Вон зелено немного у обочин,
Хотя бы что.

Небесный плачь


Молния режет тучи,
Дождь ливанул из брюх.
В этой погоде сучьей,
Как-то мельчает дух.
Стуки дождя похожи
На барабанную дробь.
Вот эшафот и рожи,
В коих не видно скорбь.
Светиться любопытство,
Как себя поведёт?
Всё-таки иезуитство
Ржою проела народ.
Жаждут таких вот зрелищ,
Всё отдадут за билет.
Ты в состраданье веришь?
Я так давно уже нет.
Мне не понять их вкуса,
Видно не то с головой…
Даже на казнь Иисуса,
Будут валить толпой.
Станут кричать – скорее,
Время грядёт сиест.
Руки прибьют на рее,
Сами вкопаю крест.
Только с небесной кручи
Слышится, плач старух.
Молния режет тучи,
Капают слёзы из брюх.

14 мар. 2016 г.

Пьяный ангел или…


Но Ангел мой, похоже, пьян –
Вот проводник.
То заведёт меня в бурьян,
Затем в тупик.
Ну ладно пьяным только был
По выходным.
Среди недели бы водил,
Путём иным.
Но не тверёзый, что двукрыл,
Недели средь.
Вот я бы так безбожно пил,
Мог помереть.
Прошу его – ты тормозни,
Но он упёрт….
Засомневался – ангел ли?
Скорее чёрт!

12 мар. 2016 г.

Кто жил


По жизни мы многие рвёмся из жил,
Несёмся, как лошади в мыле.
Господь покарает всех тех, кто грешил
И тех, кто совсем не грешили.

Для всех приготовлен заранее суд,
Любому причина найдётся.
У зала судебного каждого ждут.
Кто жил, то всегда ошибётся.

11 мар. 2016 г.

Заботы


Как волна за волною заботы
Затевают со мною игру,
Если я доживу до субботы
К понедельнику точно умру.

«Я устал себя мучить без цели»
И уход свой приму, не дрожа.
Говорят где-то там параллели,
Смерть меж ними всего лишь межа.

Полагаю, с ушедшими встречусь
И кто позже придёт, подожду.
Между этим и тем вечно мечусь,
Из беды попадая в беду.

Утро. Пятница. И до работы
Я теку, как по трубам вода.
Мне бы только дожить до субботы,
Понедельник не важен тогда.

9 мар. 2016 г.

Выбор подарка


чуток передал ходячее выражение

Я мозг сломал подарок выбирая,
В бирюльках дамских не специалист.
Спросил, что подарить тебе родная?
Молчит, сопит и… пишет третий лист.

6 мар. 2016 г.

За три копейки


За  три копейки газировка
И без сиропа за одну.
В три года лишь одна обновка,
Девчачья кофта – пацану.

А впрочем, у друзей не лучше,
Колготы тоже без полов.
Универсальные – не жмут же,
Но каждый в них, как граф Орлов.

Глядишь на нас, так все бандиты,
Тут даже мафии пролёт.
Пока тонки, не басовиты,
Но хрип со временем придёт.

И прошлое мне душу гложет,
Где так я молод, так я слаб.
Но вот уже полвека прожит,
Как Магадан, вагон, этап.

Воспоминанья дальше множу
И вот всплывает, Боже мой…
Кривлю мальчишескую рожу,
От крика – Сашенька, домой.

Предпраздничное


Всю жизнь мы как в судебном зале,
Стоим в наручниках тугих.
Вам чтоб мужчины не сказали,
Используете против них.
Вы от рожденья прокуроры,
К тому же судьи заодно.
И на решенья очень скоры,
Заранее всё решено.
Кругом мы вечно виноваты,
И нам не избежать тюрьмы.
Из всех заслуг одно – солдаты,
Но вы красивее, чем мы.
Всегда проигрываем в споре,
О чём бы ни был этот спор
И как в расстрельном коридоре,
Стоим и ждём ваш приговор.
В различье есть ещё детали –
Умом казалось короли.
Но мысли ваши бы читали,
Понять их точно б не смогли.
Ну а теперь же без подвоха,
Мы скажем просто без прикрас,
Что в курсе – вам без нас так плохо,
И также плохо нам без вас.

3 мар. 2016 г.

Шкодь


Сияет март, как новобрачный
И первый дождик, что слеза.
Лежит сугроб – уже невзрачный,
Скукожился за полчаса.

Стекает с горки вниз ручьями,
Его дряхлеющая плоть.
И станет лужей в первой яме,
Глубины будет мерить шкодь.

Набрав в сапог холодной мути,
Бродить продолжит по весне.
Завидую ему до жути,
Жаль не по возрасту то мне.

2 мар. 2016 г.

Нет

Я никогда не поддамся обману,
Не буду бросаться туда-сюда.
Как не старайся, но хуже не стану,
А лучше совсем уже некуда.

1 мар. 2016 г.

Фальстарт весны


А за окном опять ненастно,
Стоит уже неделю хмарь.
Такое чувство – слишком часто,
Я отрываю календарь  
Вторая половина марта
на нём, 
а на дворе зима.
Весной пропущен выстрел старта,
Иль стартанула, но хрома.
Кто виноват, она ли, я ли,
Теперь уже не разберёшь.
Зима стоит на пьедестале,
Откуда фиг её собьёшь.

Ведь, правда


очень старый стих, можно сказать детский, я и не помню его, напоминанием послужил отзыв на данное произведение поэтессы Людмилы Бердыгужиной. Раз напомнили, думаю нужно опубликовать.

Ведь, правда, в жизни грех бояться,
Пусть даже над собой, смеяться.
И чем смеешься веселей,
Ты над собой, тем ты — сильней.
Не страшно даже, уж поверьте,
Смеяться, над самою смертью.
Конечно, в мире бренном этом
Есть вещи те, что под запретом
Над ними, нам смеяться грех.
Они не повод для утех.
Над остальным, нам что бояться;
Над остальным, грех не смеяться.