30 апр. 2014 г.

Не тот


Твержу себе, что стал не тот,
Но в паспорте всё тоже имя
И узнаваем я родными
И даже не нарос живот.

Слегка стал в зеркале другой,
Все изменения – морщины,
Как украшение мужчины.
Я просто стал не тот душой.

Но в глубине моих зрачков,
Те изменения заметней,
Они становятся бесцветней...
И холоднее родников.

29 апр. 2014 г.

Прощание с Б.Б. (очередное)


Музы все до боли одиноки,
Пусть в душе поэта навсегда.
Коротко отмеряны им сроки,
В этом есть их главная беда.

Сколько горя, боли в уходящем,
Сколько в нём бездонной пустоты.
После прежней, словно леса чащей,
Где куда не кинешься, всё – ты.

Но когда-то это всё проходит,
Впереди не лес, а пустота.
Но душой поэта бесы водят,
И всё шепчут – это всё не та.

Мы же преисполненные верой,
В то, что к нам она вернётся вновь.
Муза, что была нам атмосферой,
Той, кому писали про любовь.
***
Я судьбу отправил бы на рею,
Наложив на стихотворство вето.
Мне так тяжело прожить не с нею….
Ей быть трудно спутницей поэта.

Попрощалась ты со мной – не ною,
Слышал от тебя я, то намедни.
Понимаю – это напускное,
Каждый раз считаю, что в последний.

28 апр. 2014 г.

Ты идеальна


Любить меня – плоха примета
И будут силы – отгони.
Что привелось любить поэта,
Моё сочувствие прими.
Живёт не здесь он – в нереальном,
А ты реальности всё ждёшь,
Но он в бреду маниакальном
В том мире, где приятен нож.
Что лезет, не просясь под рёбра,
И достает до сердца аж.
Ты соберись, скажи ты твёрдо,
Пошёл ты на… другой этаж.
Тем отношенья подытожишь,
В итог возможно попаду.
Ты идеальна, если сможешь
Понять, что сказано в бреду.

Пожалуйста


Вновь поднимаюсь, почему-то вниз.
Наверное, обманывает зренье.
Ты где недостижимый мне карниз,
И где недостижимое паренье.

Как глупо будет кровь пустить из вен,
Петлёй прервать неровное дыханье.
А вот лететь у самой кладки стен,
Пусть строго вниз – вот это окончанье!

Пускай, недолог будет тот полёт,
Рвя сердце за миг до окончанья,
Кто поспешит и первым подойдёт,
Возможно, и услышит покаянье.

Он станет мне посланником небес,
Что выслушал слова мои последний.
Всего минуту пусть потерпит Бес,
Стою одной ногой в его передней.
****
Но как попасть, но как попасть наверх?
Ступаю вверх, вновь на ступеньку вниз.
Господь, ты говорят, что любишь всех,
Где покажи, пожалуйста, карниз.

Чёрный вход


А я читал – стихи поэта
Мне столь казались хороши,
Что проклинал его за это
И тихо плакал – от души.

А все вокруг меня смеялись,
Считая – так прекрасен мир.
То графоманов начитались,
А правда молью ест до дыр.

Поэт писал о неприглядном,
Что жизнь не вечер без забот.
Красиво – это всё в парадном,
Он ходит через черный вход.

Гиперборей


Какой тут праздник в январе,
Сплошная стынь.
Когда живёшь не в Бухаре,
И нету дынь.
Родится, мне не повезло,
Когда жара.
И в остальном всё как-то зло,
Не со вчера.
Приятное мне говорят,
В один лишь день.
А в целом вместо жизни яд,
Всё набекрень.
В дни остальные тишина,
На год забыт.
Вот был бы город Фергана,
А лучше Крит.
Нет, я не против января,
Тогда б не чах,
Вот если бы родился я
Хотя б в Сочах.

Не повезло, но всё же сдюжу,
Гиперборей.
Терплю и в день рожденья стужу,
Я Водолей.

Гиперборей – пребывающий в вечном блаженстве народ, обитавший на северном краю мира.

Не сплю


Я разучился спать ночами
И высыхаю словно гриб.
Общаюсь то со сволочами,
То ненавидящими либ.

С чего меня всё ненавидят,
Набитым чем-то черепа?
Так ненавидит индивида,
Желе кисельного толпа.

Терплю, теплю – не притворяюсь,
Держу я каждый Ваш удар.
Но засыпать я не пытаюсь,
Опять приснится мне кошмар.

Вокруг толпа – я в середине,
Где обустроен эшафот.
Стою я, как пингвин на льдине,
И солнышко взойдёт вот-вот.

И станет, тает, тает, тает,
Пусть и холодная, но твердь.
И вижу, как Ваш взгляд мечтает,
Быстрей меня настигла б смерть.

Девятый круг


Я зверею, сам себе добыча,
Сам охотник, да и жертва сам.
Догоняя, вилами я тычу,
В морду и по прочим телесам.

Боль прекрасна – это ощущенье,
Словно ты отмылся от грехов.
Нужно перед смертью очищенье,
Кровь сильнее запаха духов.

Понимаю под конец – порочен,
Значит, путь закончиться в аду.
Круг Девятый в том прогноз мой точен,
Я в него безропотно иду.

Голос слышу тот, что ветра тише,
Понял я – Господня самого.
 – Ты простил им всё, а вот они же,
Так и не простили ничего.

Потому мой дорогой читатель,
Потому и ты – мой бывший друг.
Не простивший близкого – предатель,
Ну а это есть Девятый круг.

Я просил, но друг мне не ответил.
Так же в яму прячутся сомы
Я же бестелесный, я как ветер….
Встретимся в Девятом круге мы.

Приказ


В свой народ стрелять, выполнив приказ,
Ты спасёшь не Родину, режим.
Выстрелить в своих можно один раз,
Следующий выстрел – по чужим.

Первый раз боек по патрону шёлк,
Ты теперь навечно виноват.
Что ни говори про присягу, долг
Родина с народом не простят.

26 апр. 2014 г.

Архивы


Разбираю старые архивы,
Вот строка, написано кому-то:
«Не пойму одно, ну как смогли Вы,
Полюбить такого баламута?».

Прочитал и тут же, как поплыло,
Был же я её любви достоин,
Только это было, было, было,
Пусть тогда и был я беспокоен.

Но не помню этой героини,
И она меня не вспоминает.
И уже давно не носит мини,
Если носит,… что то поменяет.

Я не помню, были Вы красивы…
Время школы…. или института?….
И не переспросишь: «Как могли Вы,
Полюбить такого баламута?».

Нет уже давно былой отваги,
Стал я жалкой тенью баламута.
Жгу без сожаленья все бумаги,
Только очень грустно почему-то.

Безумный


Если не закладывал душу задарма,
Только для того, чтоб купить букет.
Значит, ты от женщины не сходил с ума,
Значит и ума, у тебя и нет.

Унылая пора


Думали, что ЗИМА ушла по-английски - не попрощавшись.....Нееет, как всегда, по-русски - 10 раз на посошок, а потом ещё и с ночевкой останется.

Всем недовольный человек несносен,
Ему всё подавай тепло в апреле –
Плохой погоды нет на самом деле….
Унылая пора отнюдь не осень,
А только дни рабочие в неделе.

24 апр. 2014 г.

Не Пушкин


Вот взошла луна златая,
Тише... чу... гитары звон...
Вот испанка молодая
Оперлася на балкон.
А. С. Пушкин, «Ночной зефир...»

Мои стихи читаются негромко,
Совсем не Маяковский звукоряд.
Да и пишу совсем не для потомков,
Прочтут они возможно, но навряд.

А прочитав, забудут непременно,
Не Пушкин, так чего и вспоминать.
Он выглядит всё время современно,
Как будто смог вчера переписать:

Онегина и Золотую рыбку
И сказку, где героем Царь Додон.
И главное весёлую ошибку –
«испанка… оперлася на балкон».

Кумиром оставаться поколений,
Когда тебя давно и след простыл
Способен только Пушкин, то есть гений,
А у меня талант и то навряд ли был.

А потому читайте, но не громко,
Перечитать сподобитесь навряд.
Я и пишу совсем не для потомков,
Но рукописи, слышал, не горят.

Мы будем


И та и другая с  пелёнок растит
И та и другая души в нас не чает.
Но мама родная нам много простит,
Что Родина-мать никогда не прощает.

Нам их меж собою не нужно ровнять,
Мы каждую любим отдельной любовью.
И маму родную мы может обнять,
А Родину-мать только чувствовать болью.

В тяжелое время, во все времена,
Судьба сыновей находиться в траншеях.
Что мама родная, что мама-страна,
Мы будем всегда умирать за обеих.

Что мама родная, что Родина-мать.
Растя нас, вы столько намучились с нами.
Мы будем такими для вас сыновьями,
Чтоб повод не дать нас за что-то прощать.

Неопределенность


Ты жив -  одновременно нет,
В пространстве неопределенном.
Но греет руку пистолет
С последним …. для себя…. патроном.

И сердце требует – давай,
Но разум всё твердит – не надо.
Одно из них не верит в рай,
Другое в нереальность ада.  

Брось рассуждения – гнильё,
Что обеспечивает вечность.
Существование твоё
В безумии, но плюс сердечность.

Пинки


Как ни крутись не избежать пинка,
Кого-то и до смерти запинают.
Казалось жизнь, настолько коротка.
Испортить её всё же успевают.

23 апр. 2014 г.

Укажи дорогу


Спора не сдержал накал,
Не считал до десяти.
Будь же добр, когда послал,
Объясни и как дойти.

Можно, в общем: Ост иль Вест,
Ты, похоже, с тех же мест.

Забытый



Произведение написано как экспромт-ответ на рецензию Дедушки Крылова на стих «Подвал». Вот рецензия:

"Да дело не в тебе
Своим путем идешь.
Какой ориентир
Получит молодежь."

И пора бы понять, в чём сокрыта беда,
Изначально все цели были призрачно зыбки.
Ты по жизни идёшь неизвестно куда
По пути рассыпая роковые ошибки.

Осознание будет ударом в поддых
И лицо перекосит криворотой улыбкой.
И дорогой не станет твой след для других,
Жизнь твоя оказалась роковою ошибкой.

Неприметным закончишь холмом без креста,
Ни цветов, ни венков к датам смерти-рождения.
Раз не взята тобой ни одна высота,
То не вспомнит тебя ни одно поколение.

17 апр. 2014 г.

Взрывали апрель акварели!


«Взрывали апрель акварели!» Вася Попов.
В аннотации к стиху, автор указал, что «Её Императорское Высочество Великая Княгиня Мария Владимировна благодарит Василия Попова за это стихотворение».
Насколько мне известно, Великая Княгиня Мария Владимировна действительно принимает участие в церемонии вручении премии «Наследие». Значит не подвёл меня инстинкт самосохранения, благодаря которому я отказался от номинации в конкурсе «Наследие. 2014». Куда мне против таких стихов.

Собственно кусочек стиха Васи Попова:

«Взрывали апрель акварели.
Ветра «равелем» ревели.

Берлогу реликтовой прели
сверлили пернатых свирели.

Ровняли ручьи параллели,*
тремоля прогалинам трели.»
и т.д., в том же духе

Моя рифмованная рецензия.

Наверно голову нагрели,
Лучи от солнца, что в апреле.
И вот с нагретой головою,
Вступил в берлогу он ногою.
Глядя на это – охренели,
Дрозды, понятно-то по трели.
И охренел за ними кстати
Я – непонятливый читатель.

Сострадание


Среди счастливых толп людских
Вынюхивай, как зверь.
Ищи страдания других
И на себя примерь.
Не сможет тишь библиотек
Тебе одно понять,
Что человеку человек
Обязан сострадать.
Достанет всех своя беда,
Я сто за рубль даю.
Чужие ты делил, тогда,
Поделят и твою.

Ошибка в оценке результата

Умом большим он не был наделён,
Амбициозен крайне всё же был.
И полагал, наверх пробился он,
На самом деле на поверхность всплыл.  

И результат похож, одно есть но,
Известно всем всплывает лишь говно.

Репутация


Сказали в лицо раза сто,
Какой я такой, да какой я сякой….
Моя ж репутация то,  
Что шепчите вы за моею спиной.

Парадокс



Мечтой о справедливости влеком,
Но как её достигнешь в рамках правил.
Идёшь вне рамок,
давишь каблуком
Все правила.
Но как бы ни лукавил,
Теперь
до справедливости рукой
Ты не достанешь –
разве разорвёшься.
И пусть в душе был правильный такой,
Но был лишь,
в это «был»
ты не вернёшься
с подтёртой и исправленной строкой.


Иглою перестал быть в стоге сена,
Стал – так себе,
обычным мудаком….
Тебя не беспокоила подмена
И хрустнула мечта под каблуком.

15 апр. 2014 г.

Страна без героев

В стране без моральных устоев,
Где символы прошлого все сметены.
Пишутся списки народных героев,
По итогам гражданской войны.
                              
В новой войне, новые лица,
Всё разрушая, взамен не построив.
Будут, победой своею гордится    
Прославляя псевдо героев.            

Занозы


В душе всё сплошь занозы –
Любовь жестока и слепа.
Как у хорошей розы,
На лепесток по три шипа.

14 апр. 2014 г.

Шутка творца


Поймёшь когда-то, что обманут
И любит подшутить творец.
Жизнь – анекдот, но так затянут,
Что не смешон уже конец.